Истории

«Мы поняли, что выживаем в любых условиях»: как малый бизнес провёл год с коронавирусом

Пандемия начала стремительно развиваться в России в середине марта 2020 года. С тех пор некоторым компаниям пришлось закрыться, а кому-то — переформатировать бизнес до неузнаваемости. Весной 2021 года мы пообщались с несколькими предпринимателями из России, чтобы узнать, как пандемия повлияла на их работу. С некоторыми героями статьи мы уже общались весной 2020 года — тогда узнавали, как они переживают первые месяцы распространения вируса и последствия самоизоляции.

Николай, сооснователь баров «Ровесник» и «Сверстник» в Москве:

В начале самоизоляции мы, как и все, жили в ожидании новостей. Как только появлялась новая информация, ограничения или послабления, мы адаптировались. 

Нам не повезло, что за 20 дней до введения карантина в Москве мы открыли второй проект — «Сверстник». У нас получилось раскрутить его за короткое время, но это всё было бесполезно из-за ограничений, и «Сверстник» пришлось закрыть.

«Ровесник» выжил: мы получили скидку от арендодателя, а ещё довольно быстро своими силами запустили доставку. Где-то нашли большие рюкзаки, примерно как у курьеров Яндекс.Еды, а сотрудники взяли личные велосипеды и самокаты. Все вместе развозили заказы.

Потом мы плавно начали выходить с карантина. Сначала в Москве ввели QR-коды: посетители отмечались на входе в заведения, и если кто-то заболевал, все получали смс-оповещения, что могли контактировать с больным. Потом барам разрешили работать только до 23, ещё попозже — дали работать всю ночь.

Сейчас мы вроде бы вернулись к показателям до пандемии, но до сих пор раздаём долги, ещё много всего нужно сделать. Это был период выживания, который «Ровесник» прошёл, да и «Сверстник» почти прошёл, но, к сожалению, раны были смертельные.

Очередь в «Ровесник» в мае 2021 года: заведение не потеряло популярность за год пандемии

Очередь в «Ровесник» в мае 2021 года: заведение не потеряло популярность за год пандемии

Игорь, сервис по доставке фермерских продуктов «Ешь деревенское» в Дубне:

В начале пандемии был резкий всплеск спроса, потом он чуть-чуть просел, а затем в течение года плавно рос. Онлайн-доставкой еды интересуются всё больше людей, и весь год мы постепенно растём вместе с рынком. 

Во время карантина мы поняли, что клиентам важно показывать внутренние процессы в бизнесе: так они видят, что мы работаем безопасно. Мы рассказывали в соцсетях, как происходит сборка и доставка заказов, как мы всё дезинфицируем. Эта открытость осталась и после карантина: теперь это стандарт для многих компаний, в том числе и для нас.

Нам пришлось сильно сократить сроки доставки. Раньше мы привозили продукты через день после заказа, но из-за появления Яндекс.Лавки и других сервисов люди привыкли к другому уровню скорости — от 15 до 90 минут. Мы внедрили прогнозную модель, которая подсказывает, какой спрос будет на товары, и благодаря ей научились доставлять фермерские продукты день в день.

В будущем, думаю, рынок доставки еды продолжит расти, всё больше людей будут заказывать онлайн. Сохранится тренд на ЗОЖ и качественные фермерские продукты.

Пётр, студия видеопроизводства Multiways в Москве:

За этот год для нас ничего кардинально не поменялось. У компании оказалось достаточно прочности, чтобы пережить эту историю без заметных потерь, но недостаточно ресурсов, чтобы как-то выиграть от ситуации. Совокупные плюсы и минусы примерно уравновешивают друг друга.

Мы в первую очередь пересмотрели свои расходы. Но поняли, что сокращать нам почти нечего. Экономили на интернете и парковке, пока нельзя было ходить в офис, а дальше всё стало как раньше. 

Ощутимо изменилась только команда: на рынке появилось много опытных специалистов, которые до пандемии были заняты или стоили дороже. Мы воспользовались случаем и наняли несколько талантливых ребят. 

Всей нашей команде надо сказать отдельное спасибо: человеческий фактор стал решающим в трудную минуту. Если бы не самоотдача сотрудников в течение прошлого года, возможно, бизнес бы не выдержал.

Спрос по объёму не сильно изменился, но его структура поменялась. До пандемии мы делали много проектов под мероприятия — конференции и бизнес-форумы, — это всё полностью остановилось весной прошлого года. Мы адаптировались и к концу 2020 года создали отдел, который занимается онлайн-трансляциями. Думаем, что это полезно: какая-то часть событий навсегда останется в интернете из-за гибкости формата и предсказуемости бюджета.

Не хочется строить прогнозов: из-за текущей неопределенности может произойти всё что угодно. Мы поняли, что вместо попыток что-то предсказать лучше инвестировать ресурсы в доверительные отношения с командой и клиентами. От этого вы выиграете больше, чем от того, что угадаете тренд.

Делаем онлайн-трансляцию мероприятия для HeadHunter в конце 2020 года

Делаем онлайн-трансляцию мероприятия для HeadHunter в конце 2020 года

Алексей, основатель сети суши-баров Kapibara — свои точки в Смоленске, франшизные в России и Беларуси:

За пандемию у нас появилась и укоренилась практика удалённого подключения новых партнёров-франчайзи. Знакомимся в Зуме, там же — обсуждаем условия, подписываем договоры, собеседуем сотрудников. Мы помогли франчайзи открыть точки в 15 городах Беларуси полностью через Зум. Увиделись с некоторыми партнёрами впервые только весной 2021.

Команда стала более сплочённой. На удалёнке мы поняли, как важно работать рядом друг с другом. Сейчас решили снять офис покрупнее, чтобы все уместились.

Спрос вырос по всем фронтам. Количество городов, в которых у нас есть суши-бары, выросло раза в полтора-два. За ковидный год нам удалось занять целую страну: мы стали крупнейшей сетью японской кухни в Беларуси и появились почти в каждом городе. Притом что в стране была сложная политическая ситуация.

Прогноз положительный, потому что мы поняли, что выживаем в любых условиях: закрытые границы, политические кризисы, неопределённость. Есть команда, есть франчайзи — это наша главная ценность. Они рискнули и в тяжёлой ситуации стали открывать новые суши-бары, я горд за них. 

Полина, два цветочных интернет-магазина Floever Bureau и Bohemian Flowers в Москве:

У нас не было неожиданных колебаний спроса, стандартная сезонность не поменялась. Много заказывают на праздники, пиковые дни — вокруг 8-го марта и 14-го февраля. 

К сожалению, снизилась маржинальность бизнеса. Цены у поставщиков цветов выросли на 50%, и это бьёт по прибыли. 

Сейчас сложно делать прогнозы на будущее: этот год мы пережили, дальше будет видно. Мы обновляем один из сайтов — floeverbureau.com, потому что он был сделан на неудачной платформе и в целом устарел. Обновление сайта не связано с пандемией, это просто этап развития, но я надеюсь, что оно поможет увеличить количество заказов. 

Антон, владелец магазина спорттоваров в Калининграде:

У нас три магазина и склад в Калининграде, но клиенты в основном находят нас через интернет — мы активно используем сайты с объявлениями. 

В начале 2020 мы как раз вышли на новый этап взаимоотношений с нашим главным поставщиком — польским производителем спорттоваров. Наша компания стала их эксклюзивным дистрибьютором в РФ.

Когда наступила пандемия, рынок спорттоваров взорвался: все самоизолировались и покупали инвентарь, чтобы заниматься дома. У нас не было перебоев в поставках, так как границы для коммерческих грузов не закрывались, к тому же были хорошие отношения с производителем. 

Март 2020 был сумасшедший: думаю, что мы за месяц развились, как за год. Магазины работали только на доставку из-за ограничений, но нам звонили целыми днями, в очереди на линии могли ждать по три человека. Мы сами развозили товары на машинах, на пике — по 100 заказов в день.

Дальше всплесков спроса не было, но мы продолжили расти — просто медленнее, чем на самоизоляции. В основном за счёт онлайна: нашим главным каналом продаж до сих пор остаются сайты объявлений.

В планах — развивать розничную сеть в Калининграде и заниматься оптовыми продажами по России. Мы уже открыли первый склад в другом регионе — в Твери, так что доставлять большие партии вглубь страны станет проще.

Фото из марта 2020 года: наполненный товарами багажник легковушки, на которой развозили заказы

Фото из марта 2020 года: импровизированный склад посреди магазина

Фото из марта 2020 года: наполненный товарами багажник легковушки, на которой развозили заказы

Фото из марта 2020 года: импровизированный склад посреди магазина

Михаил, владелец магазина сантехники в Москве:

Первые несколько недель карантина спрос сильно упал: люди боялись и не знали, что будет дальше, не могли планировать. Потом жизнь постепенно возобновилась, и пандемия уже не влияет на спрос.

Карантин повлиял на финансы клиентов и на то, какие товары они выбирают. Стали чаще заказывать более дешёвую сантехнику, делать ремонт попроще. Спрос сохранился, просто теперь выбирают бюджетные альтернативы. Скажем, хороший европейский унитаз будет стоить от 50 000 ₽: у кого сейчас будут такие деньги на унитаз?

Вообще 95% сантехники сейчас из Китая, европейского почти ничего не осталось. Во-первых, Европа на локдауне, и там стали меньше производить. Во-вторых, китайские товары дешевле, при этом адекватного качества и выглядят почти так же. 

Кроме розничных продаж в магазине, мы занимаемся доставкой, это направление вообще не пострадало. Там без разницы, есть пандемия или нет: никуда идти не надо, заказ через интернет, товар привезут до двери.

Татьяна, владелица семейной стоматологии в Москве:

Когда в России начала развиваться пандемия, наш бизнес фактически прекратил работу. Все стоматологические клиники закрылись по указу мэра Москвы от 25 марта.

Врачам разрешалось принимать пациентов только с острой болью, но в частном секторе это всего 1–2% клиентского потока. В основном стоматологические клиники занимаются плановым лечением — то есть ситуациями, где не требуется неотложная помощь. Поэтому во время самоизоляции бизнес сильно просел.

Ещё спад был связан с тем, что и пациенты, и врачи боялись заболеть. У нас в клинике, кстати, по разным причинам в итоге переболело 90% персонала. В целом в стоматологической отрасли весной 2020 был глубокий застой, частично он продолжается и сейчас.

Постепенно часть ограничений сняли, и мы начали принимать больше больных. Но до сих пор действуют правила, ограничивающие количество человек в клинике. Мы, например, не можем принимать больше 1–2 пациентов в час. Следим за тем, чтобы в фойе не было много ожидающих пациентов, и стремимся сделать всё, чтобы соблюдалась социальная дистанция.

Не проводим массовых мероприятий, хотя это была эффективная рекламная мера. Мы семейная стоматология и раньше часто занимались с детьми: приглашали на открытые уроки, учили гигиене полости рта. Сейчас, конечно, такое невозможно.

Сильно увеличились расходы на антисептики и средства защиты. Например, стоимость перчаток выросла больше чем в два раза. 

Планировать бизнес сложно, спрос на плановое лечение восстанавливается очень медленно. Сейчас всё ещё в первую очередь обращаются те, у кого есть острая потребность — заболел зуб, например. Из-за снижения спроса все клиники активизировались в соцсетях, началась работа по привлечению клиентов. Мы тоже стараемся не отставать, более-менее привыкаем жить в этих условиях.

Фойе клиники: изолентой на полу отмечены позиции для очереди на безопасном расстоянии, на диванах просят не занимать соседние места

Фойе клиники: изолентой на полу отмечены позиции для очереди на безопасном расстоянии, на диванах просят не занимать соседние места

Мария, образовательный проект U Skillz в Москве:

До пандемии мы делали встречи с предпринимателями и выездные кампусы в Сан-Франциско. Кампус — это как лагерь: мы собираем группу и едем на неделю вместе жить и каждый вечер встречаться с местными акулами бизнеса за барбекю. 

За коронавирусный год мы пробовали организовывать разовые встречи через интернет, но там не хватало энергетики. Поэтому решили сделать 2-дневную онлайн-конференцию: больше 30 спикеров выступили в прямом эфире. Это сработало лучше, получилась правильная динамика. 

Кампусы просто переехали из Сан-Франциско в Москву и Санкт-Петербург. Все соскучились по мероприятиям в офлайне, и было душевно. А сильных предпринимателей у нас не меньше, чем в Кремниевой долине, поэтому получилось так же насыщенно, как обычно. 

Спрос в течение года, по крайней мере у нас, падал на онлайн и рос на офлайн. Нам это на руку, мы всё ещё мечтаем быть офлайн-компанией. За год с пандемией бизнес вырос. Мы начали в 2019, оборот был совсем небольшой, и эти цифры мы побили и в 2020 году, и в 2021. 

Сергей, владелец яхтенной компании Feel The Wind, ранее в Турции, сегодня — в России

С 2010 года я был совладельцем компании, которая занималась обучением яхтингу и организацией яхтенных экскурсий в Турции. У нас был сайт на русском, английском и турецком, своя торговая марка и два офиса — в Фетхие и Гечеке. Обслуживали российских и зарубежных туристов.

Поток клиентов итак снижался последние пару лет, но из-за пандемии проект пошатнулся, имеет серьёзные проблемы. Массовые скопления людей и перемещения через границы запрещены во многих странах, туристов мало. В таких условиях развивать проект за рубежом почти невозможно.

Поэтому я переформатировал бизнес и собираюсь заниматься российским водным туризмом. У нас есть Крым и Черноморское побережье, они отлично подходят для яхтинга. Я часто бывал там и жил на юге с 2018 по середину 2020.

Я планирую выйти из турецкой компании до конца 2021, уже открыл ИП и ещё до пандемии зарегистрировал в России свою торговую марку Feel The Wind. Летом 2021 открываем сезон в Геленджике и Балаклаве — у меня уже есть потенциальные партнёры, которые помогут с арендой лодок.

Евгений, основатель и генеральный директор ювелирной компании Mister Diamond

За этот год клиенты стали больше доверять доставке. Мы и раньше могли привезти покупателям изделия с помощью курьера, но эта услуга не пользовалась спросом — все предпочитали забирать лично. Сейчас курьерскую доставку заказывают чаще.

Ещё к нам стали чаще обращаться, чтобы оценить ювелирные украшения дистанционно. У нас в мастерской работают геммологи — специалисты по драгоценным камням, — они могут провести онлайн-оценку изделия.

Стало меньше наличных расчётов. Люди чаще заказывают через интернет, поэтому больше платят онлайн по карте.

Спрос не сильно пострадал, но сейчас клиенты больше ориентируются на инвестиционный потенциал изделий. В условиях кризиса люди теряют доверие к деньгам и покупают золотые украшения с бриллиантами, чтобы сохранить сбережения. У нас в ассортименте есть б/у изделия со скидками до 75% от ритейла, поэтому мы хорошо закрываем такую потребность: клиент выгодно покупает актив, который не потеряет в цене.

Прогноз в целом положительный. Золотые украшения будут актуальны всегда, а цена на золото в сложные времена обычно только растёт.

Опубликовали 15 июня 2021 года

На ту же тему