Как открыть хостел: 7 советов от предпринимателей из Иркутска | Жиза
Как двое парней сделали лучший хостел в Иркутске: 7 вещей, которые помогли им взлететь

Как двое парней сделали лучший хостел в Иркутске: 7 вещей, которые помогли им взлететь

Жиза — проект Эвотора о малом бизнесе

Артём Архипов и Антон Лозовский рассказывают о хостеле «Роллинг Стоунз» в Иркутске. Почему парни выбрали такой бизнес, за какое время вышли на окупаемость и что нужно знать, чтобы сделать хостел успешным.

Как всё началось?

Антон: Мы с Артёмом встретились на свадьбе у нашего знакомого и очень сильно упились. В итоге оказались самыми стойкими из сотни других людей, ну и как-то разговорились про бизнес.

Артём: Я уже хотел открыть хостел. А у Антохи была свежая голова, без всякой херни и заморочек.

Я по-другому веду бизнес: в отличие от своих знакомых, рискую больше. Когда ты понимаешь, что можешь всё потерять, ты двигаешься вперёд.

«Я по-другому веду бизнес: в отличие от своих знакомых, рискую больше»

А какой у вас был опыт до этого?

Антон: У меня была всего лишь одна работа: пока учился, подрабатывал курьером — возил суши. В первый день я очень трудился и очень устал. Я отлично узнал Иркутск, поездил по всем его районам и под конец дня насобирал с клиентов около 15 000 ₽ — довольно неплохой результат. Но потом, когда я пришёл и отдал эти денежки в контору, мне выдали 400 ₽. Это стало просто взрывом моего мозга, фиаско. И я уже тогда понял, что больше так не хочу.

«Мне выдали 400 рублей, это стало просто взрывом моего мозга, фиаско, и я уже тогда понял, что больше так не хочу»

Артём: У нас с Антоном разница в возрасте семь лет. У меня чего только не было. Пейнтбольный тир, магазин товаров из Китая, реклама для Бурятии, два пневматических тира, магазин одежды, стеллажи для хранения. Потом я был директором в сети продуктовых супермаркетов в Иркутске. Затем работал в планово-экономическом отделе и там уже заскучал.

Тогда ты понял, что пора всё бросать и открывать бизнес?

Артём: Да. Я не хотел заниматься продажами — неинтересно, даже если товар стоящий и я знаю, что не воздух продаю. Хотел в услуги, потому что там постоянное движение.

У меня была идея заняться отельным бизнесом. Я выбирал, что открывать — отель или хостел. Мы исследовали рынок Иркутска и России, изучали статистику туристических агентств Иркутской области и вот что узнали.

Больше чем по половине хостелов видно, что они скоро закроются:

  1. Хостелы где-нибудь на отшибе, например, на Верхней набережной. Круто, красиво, а путешественнику это не нужно: ему важна историческая часть города, центр.
  2. Квартирные хостелы — это постоянные склоки с соседями, жалобы, не та атмосфера, и в итоге более низкий уровень. Именно из-за квартирных хостелов в обществе формируется образ хостела как неопрятной берлоги для подозрительных личностей.

Мы решили, что с хостелами легче конкурировать, чем с отелями. К тому же у нас был ограниченный финансовый ресурс — мы делали это на свои кровные 600 000 рублей. Отель обошёлся бы дороже хостела, и в городе уже были неплохие отели. А ещё формат хостела более молодёжный, в нём можно воплощать любые идеи, которые взбредут в голову. Поэтому мы начали писать бизнес-план по хостелу.

«У нас был ограниченный финансовый ресурс. Мы делали это на свои кровные 600 000 рублей»

Вам надо было от чего-то глобально отказываться, чтобы открыть бизнес?

Антон: От лежания на кровати и мечтания.

Артём: Нет, но я отвечал за завод по производству труб и не мог просто так уйти — кто-то другой не разобрался бы. Поэтому я работал ещё пару месяцев. Ну и просто так уходить не хотелось, потому что ещё на первом курсе, когда у этой компании было всего три павильона, я там работал грузчиком. Знал, с чего они начинали и как дошли до компании с оборотом в два с половиной миллиарда в год.

Как вы нашли первое помещение?

Артём: Очень легко нашли. В объявлении не было даже фотографий, наугад поехали. Оно находилось в историческом центре Иркутска. Мы всё задумали в августе 2015, а уже в сентябре арендовали помещение.

Мы строились полгода. Делали всё сами, с помощью отцов: возвели стены, провели сантехнику, электрику, установили декор.

Антон: Но с нами был дядя Ютюб, который помогал нам во всём.

Вначале мы снимали второй этаж. Когда съехал салон красоты с первого этажа, мы его заняли. А в цоколе одновременно с нами строилась кальянная, она и сейчас там есть

А открылись когда?

Антон: Первый гость пришёл 14 февраля 2016. Это было весьма феерично.

Артём: Мы хостел подготовили и такие: что делать? Ну давай продвигать. Создали группу во Вконтакте, начали туда добавлять друзей. И тут же мне позвонил брат моей одноклассницы: ему нужно было разместить командировочного гостя.

Антон: Мы такие: «Найдётся одно местечко».

Артём: Он приехал вечером. Мы тряслись, как он отреагирует, кучу вопросов ему задавали.

Антон: А помнишь, как готовились? Сидим, думаем, ну всё, вроде, нормально. Потом понимаем, что у нас не убрана входная лестница. Схватили тряпки и давай всё это намывать до блеска. Только-только закончили, и он пришёл, ещё пол был мокрый. Волнительно.

В холле первого хостела: направо — проход в комнаты, а прямо — кухня

А как вы поняли, что всё, жизнь удалась?

Артём: Когда у нас начался первый высокий сезон — в июле, через полгода после открытия. Загрузка была близка к 100 процентам. Мы постоянно мониторили Букинг, нас бронировали и бронировали, больше всех.

Как считаете, что помогло вам взлететь?

1. Мы бабахали приватные капсулы вместо общих номеров.

Номер на 8 человек, но у каждого гостя своё пространство: шторка, лампочка, розетки

Артём: Мы удивлялись, почему конкуренты не делают шторки на кровати. Ладно, у нас капсулы, мы за индивидуальное пространство, но шторка — это же элементарная приватность. Её легко повесить на кровати. До этого очень просто додуматься, почему этого никто не сделал?

К нам начали приходить конкуренты. Под видом клиентов они задавали какие-то смешные вопросы: какого размера у вас кровати, какого размера капсулы. Мы сначала переживали, а потом забили.

2. Наши администраторы способны помочь, поговорить и выдержать любые натиски.

Мы знаем каждого гостя: когда он родился, откуда приехал, куда уедет, что у него приключилось во время путешествия.

Наши администраторы помогают и подсказывают. Мы стараемся делать так, чтобы у людей вообще не возникало никаких вопросов. Администратор даст всё необходимое — информацию либо что-то нетривиальное, и человек доволен: «Вау! Такого в отеле я точно не получу».

Антон: В отеле на ресепшене видишь человека, который, как робот, выполняет какие-то механические действия.

Артём: Это в хорошем отеле. А в плохом ты ещё и на негатив нарвёшься. Например, когда бы сотрудник отеля пошёл на улицу спасать своего гостя от таксиста, который хочет взять с него 6000 ₽ вместо 200? Никто этого не будет делать. А мы делаем. И есть очень много таких моментов, когда мы помогаем гостям в тех случаях, в которых сотрудник отеля просто бы сказал: «Это не моё дело».

Мы хотим от администратора харизмы, общительности, открытости для всех, кто приходит. Допустим, если человек был четыре дня в дороге, злой, попал под дождь, сумка в аэропорту задержалась, и он кричит — администратор должен всё пропустить мимо ушей и в ответ вылить ведро положительных эмоций.

«Администратор должен всё пропустить мимо ушей и в ответ вылить ведро положительных эмоций»

Антон: Превратить негатив в позитив.

Артём: Максимально помочь устранить эту проблему. Есть люди, на которых накричали, а они сядут, будут сидеть и ничего не предпринимать — станет ещё хуже. Человек должен уметь принимать участие в чужой проблеме — вот это правильный подход, правильный персонал. Это не каждому дано.

Антон сегодня — администратор, помогает заселиться гостям

3. В комнате и хостеле есть всё необходимое.

В некоторых отелях, даже в недешёвых, нет всего того, что мы даём нашим гостям. Например, бесплатные тапочки, дополнительные полотенца, зубные наборы, беруши и даже ватные палочки и диски. Не говоря уж про классный молодёжный интерьер, комфортный санузел, стиральные машины.

У многих гостей с собой корейский «Полароид», они оставляют нам на память свои фотографии

4. Человека очень радует, когда он видит, что персонал в хостеле работает.

Именно поэтому бармены придумали всё время натирать посуду, чтобы быть при деле. Здесь то же самое. У нас официально заезд в час, гости ждут в холле и видят кипиш — весь персонал носится, что-то делает, мешки с мусором таскает, пылесосит. У гостей уже в подсознании остаётся: «Классно! У них полноценная уборка! Все чем-то заняты

5. Нестандартное название привлекает иностранцев.

Артём: Мы две недели голову ломали над названием. Сразу отказались от стереотипных традиционных русских — не были намерены строить в стиле «вы же в России, вот и живите в России».

Антон: Мы чётко понимали, какого гостя хотим видеть — это иностранные туристы из Европы, дальних уголков, типа Новой Зеландии. Это нам интересно, это то, к чему мы хотели прийти. Соответственно, названия типа всяких матрёшек, балалаек мы посчитали неприемлемыми — человек не понимает это слово, оно для него ничего не значит, никак не откладывается у него в памяти. Нужно было что-то суперуниверсальное, что-то такое, что бы въелось в мозг, была бы какая-то ассоциация с чем-то очень крутым. Было, наверное, 50 исписанных листочков с различными названиями от суперужасных до ужасных. Что-то ещё думали насчет «Тайги», но это от безысходности.

«Было, наверное, 50 исписанных листочков с различными названиями от суперужасных до ужасных»

Артём: В какой-то момент мы поняли, что нам нужно называться «Роллинг Стоунз» — в переводе с английского «странники, путники, бродяги, перекати-поле». Это безумно круто, потому что эта идиома означает человека, который не задерживается на одном месте. Мы поняли, что это подходит нам и нашим гостям по духу.

Антон: И оно универсально.

Артём: Да, мы этим убили двух зайцев. Допустим, российский турист не понимает, как это переводится, он знает только название бренда, и такой: «Вау, а что у вас тут „Роллинг Стоунз“ не играет? Почему „Роллинг Стоунз“, а не „Битлз“?» Мы не вдаёмся в подробности, почему мы так называемся, русские знают это как название группы, а иностранцы знают смысл всего этого.

«Битлы» тоже висят в хостеле

6. Правильная атмосфера побуждает людей возвращаться.

Антон: Правильная атмосфера возникает за счёт правильных гостей. Сам формат хостела отсекает ненужных: те, кто хочет роскоши и одиночества, селятся в отелях. А настоящие путешественники, готовые к общению, предпочитают хостелы. Вот такие ребята нам и нужны.

Артём: А ненужных людей мы просто не пускаем к нам жить. Мы создали такие условия, чтобы людям, которые неинтересны нашим гостям, было неудобно и некомфортно нас бронировать. Про это не расскажем — секрет.

Среди ненужных — командировочные. С одной стороны, надёжные ребята и приезжают надолго. С другой — становятся свояками и портят всю атмосферу.

Антон: В среднем люди у нас живут два дня. А по командировочному видно, что он какой-то местный здесь, не путешественник, с ним сложно найти интересную тему для разговора. Как правило, он не разговаривает на английском. Мы любим поток, постоянную смену людей, потому что человек, который остановился здесь, допустим, на пять дней, либо увидит десять командировочных здесь, либо увидит 50–60 людей из разных стран. Естественно, ему интереснее второй вариант.

Ну и к гостям с иркутской пропиской мы относимся с осторожностью.

Незнакомцы вместе готовят на кухне и общаются

7. Всё время придумываем новое.

Антон: На Букинге у нас 1463 отзыва. Большинство наших идей для хостела возникает на их основе — мы прислушиваемся к своим клиентам. К тому же отзывы способствуют продажам на Букинге.

Артём: Например, мы знали, что нашим гостям нужна карта. Есть в Иркутске карты информационно-туристской службы, которые на сколько-то там процентов заполнены рекламой. Зачем это нашему гостю? Может быть, какому-то отельному это нужно — например, реклама спа. Но мы знаем, что нашему гостю не нужна реклама, нашему гостю нужно путешествовать, а не читать рекламные баннеры.

Мы сделали свою карту со своим маршрутом, со своими достопримечательностями и с необходимой информацией — исходя из запросов гостей

Зимой 2016 года парни построили второй этаж в старом хостеле. В феврале 2018 года продали хостел и построили новый. А летом 2019 года открыли на первом этаже нового хостела бар «Эмбарго». Обо всём этом — в следующих выпусках:
«Продать лучший хостел, чтобы построить самый лучший»

⌘⌘⌘

Хотите рассказать историю своего бизнеса, пишите: zhiza@evotor.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите 111 Ctrl+Enter.

Опубликовано 17 октября 2019

Как закрылся технологический стартап, который привлёк 350 000 долларов

В 2016 году ребята из Питера воодушевились успехом индийской гостиничной сети и открыли компанию Roomp. Они зажгли идеей инвесторов, и те вложили в компанию 350 000 долларов. Но за два года её так и не удалось раскрутить. Мы расспросили ребят, как так вышло.

Ирина два года дарила гостям каждый пятый кофе, а когда подсчитала затраты на акцию, — прослезилась. Она потратила полмиллиона рублей, но так и не поняла, приводит ли акция гостей. Разбираемся, как не разориться на программе лояльности.

Желание дать людям работу может довести до суда. Указал в объявлении, что нужен водитель со своим автомобилем — штраф. Не сообщил государству про вакансию — снова штраф. Рассказываем, за что ещё могут оштрафовать работодателя.

Когда рязанский парень согласился открыть кафе-кальянную, он не мог себе представить, что из-за бизнеса потеряет лучшего друга и пять лет будет выплачивать долги. Он рассказывает, как так вышло, и разбирает свои ошибки.

8452

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: